11:18 

Часть первая.

narciss_no_dobe
не бойся. живи. дыши.
Название: Соприкоснулись.
Автор №1: narciss_no_dobe, он же Узумаки Наруто, даттебайо!
Автор №2: >Kiroko-chan<
Бета: Этот человек пожелал остаться инкогнито. Но он есть, не сомневайтесь.
Пейринг: Наруто|Саске
Рейтинг: PG-13-R
Жанр: Ну, тут получилось что-то такое, что разобрать трудно.
Размер: Миди(?)
Состояние: В процессе. Надеюсь, не очень затянутом.
Размещение: Только с разрешения авторов. Хотя кому это надо?
Фэндом: Наруто.
Дисклеймер: Все права на героев принадлежат Масаши Кишимото.
Предупреждение: ООС, АУ, бред, повторения.
От автора №1: Первая совместная работа с сестрой. Возможно, есть куча косяков. Со временем их станет меньше. Надеюсь.


Когда от меня что-то отрывали, что-то отнимали от души, тела, сердца, я не чувствовал ровным счётом ничего. Не было боли, не было отчаяния, не было мыслей и воспоминаний. Просто почему-то клонило в сон. И я не сопротивлялся, отдаваясь временному забвению. А после пробуждения всё становилось на свои места, возвращались чувства, мысли, воспоминания и ощущение правильности. Словно и не было того, что отняли. Странно это, но правильно. Вычеркнул, забыл, отдал и не боролся.
Но даже если ты всегда умел расставаться с теми или иными вещами, есть возможность, что эта схема однажды не сработает. Когда-то она всё-таки даст сбой, не выполнит то или иное действие «защитная система», не закроются чувства, не исчезнут мысли, не сотрутся воспоминания. И тогда тебя может сломать, ведь ты просто не приспособлен к такому шквалу раздражающих факторов.
Наступил такой момент и в моей жизни. Меня сломало из-за неправильности работы «системы». Было чувство, что я потерял всё. Будто больше мне нечего строить, не к чему стремиться, не на кого опираться. Я настолько был поглощён своей собственной потерянностью и мыслями об одиночестве, что отрицал присутствие брата, который всеми силами пытался вытащить меня из этого никчёмного состояния «Пожалей себя, ведь ты так несчастен». Я не хотел думать, что ему так же тяжело, как и мне. Что ему даже труднее, ведь он не только потерял всё, но и принял на себя огромную ответственность за меня.
А я в то время ничего не осознавал и видел всё будто со стороны. Словно это не я зря прогонял свою жизнь, словно это не я забывался в компании крепких сигарет и дешёвого пойла, словно это не я находился в постоянном туманном дурмане, словно это не меня часто ловили полицейские, когда я громил очередную машину ни в чём не повинного гражданина. Мне казалось, что это просто бредовый сон, что стоит мне проснуться – и снова будет то волшебное чувство правильности, и в голове будет всё на своих местах.
Но я всё никак не просыпался. Ничто не вставало на свои места, ничто не хотело возвращаться, никак не приходило спокойствие. И всё всегда повторялось по схеме: проснуться с головной болью – пойти и снова напиться, независимо от времени суток, – валяться непонятно где, в обнимку с пустой бутылкой крепкой херни, от которой ужасно мутило.
Я даже потерял счёт времени, не видел солнца, не замечал прохлады ночи, не слышал шума дождя. Я не знал, сколько вот таким образом прошло дней, недель или даже месяцев. Я никого не видел и всех отрицал, будто их присутствие было пьяным бредом и порождением уже порядком травмированной фантазии. Я не хотел быть один, но и признать никого не мог. Все будто стали безликими пустыми фантомами, плывущими мимо меня, изредка останавливаясь, издавая какие-то звуки и произнося едва слышимые слова.
Снова алкоголь, сигареты, забытье и боль, не только головная.
Стремительно пролетали перед глазами огни вывесок баров, магазинов и просто окон жилых домов. Я сталкивался с людьми, совершенно не вслушиваясь в гневные и брезгливые ругательства в свой адрес.
Разбил лобовое стекло чьего-то автомобиля, от щемящей боли в груди и ненависти к самому себе зашвырнув в него немаленьким осколком кирпича. Странно. Нет полиции, нет зевак, нет пожилых женщин, которые хмуря морщинистый лоб, тихо причитают.
Зато есть хозяин теперь уже «разбитого корыта». Я начинаю смеяться, глядя на его потерянное лицо, на непонимание в его больших честных глазах, на его ступор.
Почему же он не кричал на меня, почему не грозился вызвать полицию, почему не проявлял негативных порывов набить мне морду? Меня это бесило.
Но…
Меня больше взбесило, что под пристальным взглядом этого человека у меня начала проясняться голова, мне стало стыдно, и вой сигнализации, который был раньше абсолютно незаметным, вдруг резко ударил по нервам и барабанным перепонкам. Меня бесило, что у него, в отличие от всех остальных, было лицо, были глаза, была мимика. Бесило, что меня вдруг стало волновать, а сколько же стоила ему эта машина, чем он пожертвовал и в чём себя ограничивал, чтобы её приобрести. Просто выводило из себя всё, что вызвал во мне этот, по сути, незнакомый человек, которому я устроил вот такой вот «праздник» в конце недели.
Что странно, я думал, что именно в конце недели, будто внезапно меня вырвало из небытия, где не было такого понятия, как конкретная дата, час, минута. И тут такое осознание.
Совершенно неожиданно для самого себя, я захотел узнать сегодняшнее число. Захотелось узнать время. Узнать район, в котором я нахожусь. Просто начать ориентироваться в пространстве и времени, а не бесцельно плыть, потерявшись во всём.
- Какой сегодня день недели?
Я даже голос свой не узнал. Такой хриплый, пропитый и прокуренный. Неприятный.
Мужчина удивленно моргнул пару раз, тряхнул головой и тихо ответил:
- Пятница…
Как же я не ошибся-то с концом недели.
Я замолчал, глядя себе под ноги. В голове стояло яснее, мир стал чётче, и отчего-то стало спокойнее.
Видимо, моё беспокойство и постоянная дезориентация вызывали некую панику, которая стала настолько привычной, что я её принимал за должное.
Я сам не заметил, как уже подошёл к разбитому лобовому стеклу автомобиля и, запустив пальцы в волосы, бессмысленным взглядом всматривался в ощутимую вмятину, белой паутиной трещин расползшуюся по поверхности лобовухи. Помотав головой, повернулся к молодому мужчине, который молча наблюдал за мной, недовольно прищурив глаза. В его взгляде больше не было растерянности, в нём скользили только некоторое раздражение и, даже так, понимание. Он поджал губы, достал из кармана пачку сигарет. Руки его немного подрагивали, но в целом он очень уверенно вытащил две сигареты. Одну зажал губами, вторую протянул мне. Я покачал головой. Почему-то именно сейчас курить не хотелось. Наверно, я за то время, что был в невменяемом состоянии амёбы, выкурил табака на пару лет вперёд. А то и больше.
Он выбросил наполовину истлевшую сигарету, не затушив её и не обращая внимания на знак «Не мусорить». Повезло, что сейчас здесь нет патрульных, штрафанули бы.
- В машину лезь.
Я вздрогнул, сфокусировав взгляд на мужчине. Его лицо было непроницаемо спокойным. Как будто не ему только что пьяный подросток лобовое стекло разбил.
- Ты меня слышишь? Садись, говорю.
Пожав плечами, я на негнущихся ногах доковылял до пассажирского сидения.

Я не знал, куда он меня вёз. И спрашивать совсем не хотелось.
За окном проплывали огни, люди, улицы. Там была своя жизнь, другая. А здесь и сейчас, в этой машине, всё будто изолировано от всего остального. Два незнакомых человека. Две вселенные, которые соприкоснулись и скоро разойдутся.
**
Я стоял около машины, когда молодой парень швырнул осколок кирпича в лобовое стекло. Я уже давно не был маленьким мальчиком, но такое бесцеремонное поведение повергло меня в шок. Сигнализация надрывно выла, оповещая о нанесении урона, а парень все не убегал. В первый момент руки зачесались от желания прибить этого придурка, который додумался пробить стекло моей единственной машины.
А потом этот парень повернулся в мою сторону, но я не заметил в его глазах никакого страха, как бывает обычно, когда застают мелких бунтовщиков за очередным подлым делом. Это был взгляд маленького озлобленного волчонка, который, судя по всему, немало вытерпел в недавнее время и с чистой душой выместил все наболевшее на моей машине.
Я растерялся. Такое бывает, когда ты видишь что-то, что не объясняется так просто. Несмотря на то, что поступок парня был в корне неправильным, мне хотелось оправдать его, понять. Он рассмеялся, хрипло и немного безумно.
Но потом, когда он снова посмотрел на меня, в его взгляде промелькнуло что-то, отдаленно напоминающее вину. Хоть что-то осмысленное, после того пустого взгляда, который я встретил сначала.
Похоже, этот парень начал понимать, что он натворил и чем это может обернуться. Только сейчас я заметил, что подросток был пьян. Сильно пьян.
Он просто стоял и смотрел то на мою машину, то на меня. Его глаза больше не выражали полную безучастность к произошедшему.
Так почему же он совершил такой поступок? Зачем напился? И где в этот момент были его близкие люди, родители, семья? Неужели случилось что-то, что заставило его опуститься до такого?
Я так задумался о причинах его поведения, что удивленно уставился на него, когда он задал вопрос. Это было неожиданно.
- Какой сегодня день недели? – хрипло спросил парень.
Я, наверное, еще некоторое время удивленно смотрел на него, прежде чем ответить:
- Пятница…
Очень странно, что он не помнит даже дня недели. Интересно, сколько он вел столь беспорядочный образ жизни и как далеко заходил в своем стремлении заглушить гложущее его нечто?

Парень подошел к разбитой машине и как-то растерянно запустил руку в волосы. Он просто смотрел на стекло машины, а во мне уже поднималось недовольство. В конце концов, мне теперь еще нужно будет разбираться с ремонтом, а этот, похоже, только сейчас понял, с чем мне придется иметь дело. Парень повернулся в мою сторону и снова окинул меня взглядом.
Засунув руку в карман, я достал пачку любимых сигарет и подумал, что выпивший подросток непременно должен курить, имея такой неряшливый и потерянный вид. Но он отрицательно покачал головой, когда я предложил ему одну. Курить не хотелось. Мы все так же стояли около машины, и я выбросил не до конца истлевшую сигарету на асфальт, замечая удивление в глазах мальчишки, и вспомнил, что здесь нельзя мусорить. На мое счастье, никто не мог уличить меня в этом.
Я подумал, что неплохо отвезти парня к себе домой и дать ему проспаться. Он может еще много чего натворить в таком состоянии. Во всяком случае, обвинять и поднимать на него руку было бы бессмысленно.

- В машину лезь.
Он, кажется, о чем-то задумался. Поэтому вздрогнул и лишь потом посмотрел на меня.
- Ты меня слышишь? Садись, говорю.
Он как-то отстраненно пожал плечами и медленно дошел до разбитого транспорта.
**
Оказалось, я задремал в пути, потому как не сразу почувствовал, что меня трясут за плечо. Лениво открыв глаза, я попытался потянуться, но в салоне было маловато места для столь нужной сейчас процедуры. Из-за неудобного положения затекла шея и онемела рука. Прекрасно.
Из машины я буквально вывалился, запутавшись в собственных ногах. Дожили.
Голова тяжёлая, в ушах звенит, глаза болят. Что хорошего может быть в таком состоянии? В общем-то, ничего. Но вот чувство спокойствия всё же компенсировало все неудобства.
Этот тип, похоже, привёз меня к себе домой. В квартиру даже не побоялся завести. А я ведь вроде как шпана уличная, которую под замок сажать надо. Что-то я резко вспомнил всё, что мне говорили. Какие люди, однако, добрые.
Хм, двухкомнатная квартирка, со свежей штукатуркой на потолке. Ничего лишнего, всё просто и как-то… уютно, что ли.
Да, место, определённо, приятное.
Остаётся только уточнить, за каким хером он меня сюда привёз. Хотя не спрашивать же, по идее и так всё ясно. Зачем молодой мужчина, довольно приятной внешности, может привезти к себе в дом парнишку, который разъебал его тачку. Конечно, сейчас без лишних свидетелей с меня будет «спрос» по полной программе. Ну что ж, мне всё равно, дальше падать уже попросту некуда.
Хотя хер знает этого парня. Может, он не такой.
Я так и стоял в коридоре, когда услышал тактичное покашливание.
- Ты так и будешь стоять как вкопанный? – тон голоса был спокойным, даже немного прохладным.
Я повернулся лицом к это типу. В глазах его плескалось раздражение, на пару с усталостью. Хмыкнув, я прошёл в комнату, которая оказалась гостиной. Развалившись на диване и широко расставив ноги, я запрокинул голову и сложил руки на животе.
Спать хотел до чертей. А ещё жажда душила. И вообще состояние было паршивым, какое бы спокойствие в душе ни царило.
Бесило всё.
Я закрыл глаза, пытаясь игнорировать жажду, ведь, устроившись на диване, я просто не мог заставить себя подняться.
Думал, почти заснул, но почувствовал, как меня кто-то сверлит взглядом. Приоткрыв глаза, я увидел маячивший перед носом стакан с водой.
- Наруто.
Я сделал несколько больших торопливых глотков. Затем вопросительно посмотрел на парня.
- Меня так зовут, если что.
Я допил оставшуюся жидкость и кивнул в знак понимания.
- Может, тоже представишься?
Отстанет ли этот Наруто, если скажу? А хер с ним.
- Саске.
- Ну, вот и познакомились. – Наруто потянул и без того растянутую домашнюю футболку, задумчиво хмурясь. – Спать, видимо, тут будешь.
Даже если бы он сказал идти в другое место, я бы и не подумал уйти с этого дивана.
**
Когда я остановился перед окнами многоэтажки, в которой и находилась моя квартира, парень уже спал. Похоже, он сильно устал, однако оставить его в машине я не мог, поэтому пару раз потряс за плечо, пробуждая. Он открыл глаза, попытался потянуться и окончательно проснуться, но не смог. Поэтому из машины он выбрался довольно забавно, все еще сонный и еле передвигающий онемевшими конечностями.
Я провел его в дом, а следом на лифте в квартиру, которую он тут же принялся осматривать. Мне стало даже интересно, о чем он думает. В конце концов, он так легко согласился поехать ко мне, ведь вполне возможно, что я не собираюсь его жаловать. Или он приехал за разговором о разбитой тачке?
Он стоял в коридоре моей квартиры, осматриваясь, и я прочистил горло, чтобы привлечь его внимание. Не собираюсь я стоять в прихожей, пока он глазеет по сторонам. После рабочего дня хочется спать.
- Ты так и будешь стоять как вкопанный?
Он тут же повернулся ко мне, блеснул глазами и, хмыкнув, прошел в гостиную. Я, признаюсь, немного опешил от такой наглости, но, когда прошел в зал и увидел его, нагло развалившемся на диване, лишь прошел на кухню и налил ему стакан воды.
Судя по всему, у него только начинает проясняться голова, а значит, он чувствует усталость и хочет пить.
Чертов ребенок.
Я замер перед ним, когда донес воду, и принялся рассматривать. Парень был не так уж и неприятен на первый взгляд и, наверное, просто не следил за собой. Под глазами залегли морщинки. Выходит, он долго не спал.
Гость приоткрыл глаза и принял предложенный стакан воды. Он явно не чувствовал дискомфорта.
- Наруто, – сдержанно представился я.
Он жадно начал пить воду, но потом вопросительно посмотрел на меня.
- Меня так зовут, если что, – пришлось пояснять и, когда парень допил воду и кивнул, добавил:
- Может, тоже представишься?
- Саске, – ответил мне подросток после недолгого раздумья.
Он, должно быть, очень сильно устал, поэтому терзать его дальше я не собирался.
- Ну, вот и познакомились. Спать, видимо, тут будешь.
На что парень снова кивнул и развалился на диване. Почему-то кажется, что этот мальчишка та еще заноза и не перебрался бы в другое место, даже если б я сказал.
Я вздохнул, укрыл его пледом, принесенным из другой комнаты, и положил под голову подушку. Спи, маленький придурок, а утром я еще разберусь, зачем ты начал пить и разбил стекло кирпичом.
**
Наплевав на все приличия, я завалился спать, благодарно приняв подушку с пледом. Всё-таки приятно засыпать на мягком диване, укрывшись шерстяным клетчатым пледом, а не в подворотне, как в последнее время случалось.
Проснулся я с адской головной болью. О, и меня долбил ужасающий сушняк. Ну, правильно, куда же без него.
Полчаса валялся и собирался с силами, чтобы подняться и найти туалет.
Нашёл.
На выходе споткнулся. Споткнулся, блять, о низкий порожек! Доброе утро, называется.
В квартире тишина. Наверно, этот спит ещё. Надеюсь, не обидится, если я похозяйствую у него на кухне, а то желудок внезапно дал знать о своей потребности в кормёжке.
А в холодильнике у него нет ничего готового.
Зато в шкафах месячный запас лапши быстрого приготовления. Интересно, его желудок ещё жив?
Ну, мой был рад даже этой гадости.
Пока я посуду мыл, этот проснулся, припёрся на кухню и встал у двери.
- Поел, попил, - начал он, смешно щуря глаза, - пора и честь терять.
Выдал, блять.
- Придурок.
Наруто рассмеялся, ероша и без того взлохмаченные волосы. Но вмиг посерьезнел, напуская на себя строгий вид.
- Ты как со взрослыми разговариваешь?
- Не вижу здесь ни одного.
- Гадёныш мелкий, - огрызнулся он, пройдя к ванной.
- Этот мелкий гадёныш выше тебя на полголовы.
Да, сдавленные ругательства за закрытой дверью были музыкой для моих ушей.
**

Давно я не просыпался от шума воды в своей квартире. Поэтому еще пару минут вспоминал, у себя ли я нахожусь и как вчера засыпал. Сонно потянувшись и встав с кровати, я понял, что воду мог включить только один человек…
Я застыл у проема, неловко прислонившись к двери, и смотрел, как парнишка моет за собой посуду. Догадаться, что до этого тарелка была заполнена едой было не сложно.
- Поел, попил, - протянул я, стараясь хоть немного его напугать, - пора и честь терять.
Саске на секунду замер, а потом коротко ответил:
- Придурок.
Я рассмеялся его обращению. Но так меня называют только близкие друзья, поэтому нельзя позволять и ему делать то же.
- Ты как со взрослыми разговариваешь?
- Не вижу здесь ни одного, – тут же ответил он, заканчивая мыть тарелку. Ведет себя, словно давний знакомый и полноправный хозяин моей квартиры!
Я решил принять душ, чтобы привести мысли в порядок и придумать для парня достойное наказание за разбитую машину.
- Гадёныш мелкий, - огрызнулся я напоследок, уже подходя к ванной.
- Этот мелкий гадёныш выше тебя на полголовы, – донесся до меня его насмешливый голос из кухни.
От удивления я споткнулся, едва не упав, и тихо выругался. Он точно достоин худшего наказания… Нужно отвезти его к Кибе.

@темы: Фанфики

   

Дорогу яою в Наруто!

главная