19:11 

Нежданно-негаданно

Одинокий путник идет дальше других!
Название: Очко в нашу пользу (Advantage: Us)
Автор: sirona_gs
Переводчик: Def
Дисклеймер: Не моё. Наиграюсь и верну, обещаю.
Предупреждения: AU, OOC, бетилось мной.
Рейтинг: PG-13.
Пейринг: Саске/Наруто.
Жанр: Даже не знаю Тт Спортивная романтика?..
Саммари: Это нормально — стремиться пойти по стопам родителей, когда они — всемирно известные теннисты. По этой причине Наруто отправляется в летний теннисный лагерь. А всё то, что произойдёт дальше — целиком и полностью вина ублюдка Саске.
Размер: миди (~60 стр.)
Состояние: фанфик закончен, перевод в процессе.
Разрешение на перевод: получено.
Размещение: запрещено.
П/п: Я просто люблю теннис, ну, и "Наруто" вроде как. Плюс захотелось сыграть в "Реанимируй сообщество".

— Но я хочу поехать в теннисный лагерь! — крикнул Наруто, его трясло от злости. — Если мне придётся быть далеко от тебя, мамы и деда Джирайи, хотя бы разрешите мне начать тренироваться!
Минато расстроенно вздохнул.
— Наруто, тебе всего восемь! Это слишком...
— Не говори, что это слишком рано! Через три месяца мне исполнится девять, а ты начал тренироваться, когда тебе было шесть!
— И мне пришлось очень, очень нелегко. Я сожалею о том, что мои тренировки начались в таком раннем возрасте. Из-за этого я многое упустил, и так же было с твоей мамой.
— Но, папа! — проканючил Наруто — казалось, что он сейчас заплачет. — Как мне превзойти тебя, или маму, или деда, если я как можно скорее не примусь за тренировки?
Минато на мгновение нахмурился, а со стороны дивана, где сидела Кушина, послышался тяжёлый вздох.
— Наруто, милый, — мягко сказала она, когда Минато, кажется, потерял голос, - ты же знаешь, что никто не требует от тебя превосходной игры, или даже профессиональной карьеры, когда ты вырастешь, так?
Наруто выглядел расстроенным.
— Но я хочу, мама! Хочу быть так же хорош, как и вы трое в своё время, или лучше! Я же могу! Вы даже не даёте мне просто попробовать! — упрямо прокричал он и выбежал из комнаты.
Минато беспомощно посмотрел на Кушину; его яркие синие глаза выражали печаль и разочарование — в себе, Кушина знает — из-за непонимания чувств сына, из-за того, что он теперь думает, что они не верят в него настолько, чтобы позволить ему самостоятельно принять решение.
— Любимый, ему не всегда будет достаточно игр с нами, — ласково сказала она. — Он быстро растёт. И ты знаешь не хуже, чем я, что у него есть многообещающие задатки.
Минато поморщился — Кушина находила эта ужасно милым.
— Я не хочу, чтобы он повторил наше детство: постоянные подготовки, нет времени ни на что, кроме как на отработку ударов и техник. Я хочу, чтобы он весело проводил время, был беззаботным ребенком до тех пор, пока будет возможность. Ему достаточно давления с нашей стороны, не нужно взваливать на него ещё больше. А в теннисном лагере так и будет.
— Милый. — Кушина вздохнула и взяла его за руку, потянув вниз, чтобы он сел на большой красный диван, рядом с ней. — Он знает, кто мы. Ты — его герой, и тебе это известно. Если твой отец выигрывал Большой Шлем чаще, чем Пит Сампрас, тут есть чем гордиться; но дело в том, что он неосознанно будет стремиться превзойти твои достижения. Ты должен показать ему, что тоже будешь им гордиться — какое бы решение он не принял, — сказала она ему, переплетя их пальцы.
— Я его ограничиваю? — приглушённо спросил он.
— Нет, не совсем. Но будешь, если не дашь ему по крайней мере попробовать. Это просто летний теннисный лагерь — совсем не то, чтобы прямо отдать его в руки Орочимару. Он начнёт, а если решит, что теннис — не для него, мы так же поддержим его выбор. Договорились?
Минато вытянулся на диване, положив голову жене на колени. Пальцы её свободной руки тут же вплелись в его волосы и стали успокаивающе поглаживать. Он вздохнул, признавая поражение.
— Здесь мне верх не одержать? — спросил он, изогнув губы в улыбке.
— Нет, любимый. — Кушина, легко рассмеявшись, склонила голову, чтобы поцеловать его, и каскад ее рыжих волос окружил его лицо, как завеса, отделившая их от внешнего мира. — Теперь иди и скажи нашему сыну, чтобы он повнимательнее собирался, если собирается уехать на месяц.

---

— Ну что, сын, всё взял? Помни: если что-то случится или тебе что-нибудь понадобится — сразу же звони нам в любое время! — повторил Минато уже в двадцатый раз за день.
— Да, пап, — ответил Наруто и закатил глаза, но тем не менее крепко обнял отца и мать.
— Слушайся Ируку-сенсея, дорогой, и делай всё, как он скажет, хорошо? — напутствовала его Кушина; всё равно Наруто найдёт немало неприятностей на свою голову — она была уверена в этом.
— Конечно, мама! — крикнул он через плечо, уже на пути туда, где группа детей собралась вокруг нескольких инструкторов, размахивавших блокнотами.
— Он будет в порядке, — сказал Минато. — И не надо так смотреть на тренеров, дорогая, они знают свою работу. Ирука позаботится о нём, — добавил он, показав в сторону брюнета повыше, занятого распределением детей по комнатам.
Кушина кивнула с улыбкой, и они, рука об руку, направились к машине.

---

— Ой! Ты это нарочно! — крикнул Наруто, потирая голову в том месте, куда чья-то ракетка ударила его мгновение назад.
— Хн, — хмыкнул другой мальчик и отвернулся от него. Наруто посмотрел ему вслед: тёмные волосы топорщились на затылке, как перья на утином хвосте. Он насмешливо ухмыльнулся и чуть было не высказал вслух своё наблюдение, но заметил, что с другой стороны корта на него подозрительно поглядывал Ирука-сенсей, и потому промолчал.
«Я ещё тебе отвечу», — молча пообещал он и вернулся к занятиям.

---

— Наруто, будь внимательнее! У тебя всё ещё не получается! Тебе нужно сместить вес на левую ногу! Ты меня вообще слушаешь? — Эбису был зол и раздражён.
Наруто хмурился и пытался снова и снова, и снова, но его удар слева не становился лучше. Он вообще едва успевал достать мяч, не говоря уже о том, чтобы послать его через сетку. Чем больше он старался и чем дольше у него не получалось, тем сильнее он разочаровывался. Остальные дети приостановили свои тренировки и теперь наблюдали за спектаклем с Наруто в главной роли, становившемся всё более напряжённым с каждой минутой, пока он не замахнулся особенно сильно и неудачно вывернул плечо.
Ракетка вылетела из его руки и приземлилась аж на другой половине корта, отскакивая от дёрна. Наруто приземлился на колени, сжимая повреждённый сустав; сердитые слёзы потекли по его лицу. С боковой линии послышались смешки — Наруто замер на месте. Прежде чем кто-либо успел среагировать, он сорвался с места и побежал не куда-то в определённую сторону, а просто — подальше отсюда. Мельком он заметил темноволосого мальчика, с которым виделся раньше, а потом наконец покинул тренировочную площадку и скрылся среди деревьев, окружавших лагерь.
Наруто слышал, что Ирука звал его, но не остановился, а просто опустил голову и побежал дальше. Боль в плече была невыносимой, но он не собирался возвращаться. Он не мог вернуться. Все смеялись над ним. Ясно, что в теннисе ему ничего не светит. Но он понятия не имел, что скажет родителям. Знал только, что они будут разочарованы.
Наруто упал под огромным дубом, прямо на опавшие листья. Падение само по себе не было болезненным, но оно задело гордость. Он прислонился к грубой коре, откинув голову назад и щурясь на солнце, которое блестело в просветах зелёной кроны. Свежий, с ароматом зелени воздух и щебетание птиц вокруг. Это успокаивало.
В конце концов он достаточно пришёл в себя, чтобы обратить внимание на свои ощущения. Его плечо не болело так сильно, как он представлял; может быть, это всего лишь незначительное растяжение. Он понимал, что должен вернуться; о нём будут беспокоиться, если он не придёт на обед.
Наруто остороженно поднялся на ноги, памятуя о травме, и направился к лагерю. Не прошел он и десяти шагов, как заметил Ируку-сенсея, степенно шедшего к нему, с маленькой сумкой, перекинутой через плечо.
— Вот ты где, — мягко сказал Ирука. — Ты в порядке?
Наруто кивнул, поняв, что убегать снова, словно бы он маленький, — глупо. Он остановился перед главным инструктором, опустив взгляд себе в ноги и не заметив тёплую улыбку Ируки.
— Присядь, дай осмотреть плечо. Эбису отметил, что ты на сегодня перестарался.
При упоминании Эбису Наруто злобно нахмурился. Ирука вздохнул.
— Ох, дорогой. Наверное, не надо было приставлять его к тебе. Порой он слишком педантичен. — Увидев непонимающий взгляд Наруто, Ирука пояснил: — Педантичный — это придирчивый, уделяющий много внимания мелким деталям. Хотя для профессиональных тренеров это хорошее качество, думаю, он всё же слишком придирчив к детям.
Пока он говорил, он осторожно ощупывал плечо Наруто. Тот спокойно перенёс это. На самом деле прежней боли уже не было, ощущался только небольшой дискомфорт.
— Так, беспокоиться не о чем. Ты, должно быть, перегрузил мышцы, от того и боль была. А как болело? Резко, словно иглами кололо?
— Да, а как вы узнали, Ирука-сенсей? — спросил Наруто, округлив глаза.
— У меня есть некоторые медицинские навыки. Каждый инструктор должен пройти полный курс физиотерапии, прежде чем начать преподавать. Ну что, ты готов возвращаться? Сегодня рамен на обед.
Глаза Наруто тут же заблестели, но его улыбка через мгновение погасла.
— Что такое, Наруто? — спросил Ирука, положив руку ему на здоровое плечо.
— Ничего, — пробормотал мальчик, при этом не сдвинувшись с места.
— Это из-за других детей? — проницательно поинтересовался Ирука.
Наруто кивнул, прикусив губу.
— Многие из них спрашивали, в порядке ли ты, когда ты убежал. Вы уже успели подружиться, малыш. Не позволяй неприятным неурядицам заставлять тебя думать иначе.
Наруто неуверенно улыбнулся.
— Так-то лучше! — ободряюще произнёс Ирука. — Теперь идём. Не знаю, как ты, но я голоден. Бег за детьми так выматывает! — сообщил он хихикающему мальчику.

---

После случившегося Ирука взял обучение Наруто на себя; понятные объяснения и демонстрации позволили тому овладеть основами гораздо быстрее, чем дело шло до этого. Ирука не скупился на похвалы, и мальчик каждый раз светился от счастья.
Другие дети хорошо относились к новичку; почти для всех из них это был второй год на сборах, а для некоторых — даже третий. Каждый из них был связан с миром тенниса: у кого-то один или оба родителя играли профессионально, либо были тренерами, спортивными комментаторами, судьями — список можно продолжать бесконечно. Наруто — не единственный, у кого были знаменитые родители, отлично известные всем в лагере.
В течение нескольких дней после инцидента Ирука тщательно наблюдал за ним, контролируя его действия. Обычно он был занят с детьми постарше, но всегда старался выделить время, чтобы оценить его продвижение. Подобно своему отцу, Наруто быстр, в самом деле быстр — лишь мелькали на корте смазанные пятна его светлых волос и оранжевой футболки; его удары достаточно точны, и он ловил почти каждую подачу противника.
Как и его мать, в редких случаях когда он занимал идеальную позицию и при этом помнил все инструкции, сила его удара впечатляла. Узумаки Кушина — одна из самых сильных игроков как среди женщин, так и среди мужчин. Сила её подач — ошеломляюща, и похоже, это качество перенял и её сын.
Наруто испытывал трудности со стратегическими аспектами подготовки. Честно говоря, его знание теории заставляло сомневаться в своём наличии, а его инструкторы не могли заставить его высидеть занятия, чтобы он запомнил всё необходимое. Он действовал поспешно — со всей деликатностью слона в посудной лавке, — мощно, но так неловко.
Но у мальчика определённо был потенциал. Ирука встречал лишь двух столь же многообещающих учеников, одного из них он обучал несколько лет, пока того не увели, предложив лучшие условия. Второй — из той же смены, что и Наруто, и Ирука понимал, что он мог не задержаться здесь надолго. Он хотел надеяться, что Саске Учиха окажется более благоразумным, чем его брат, когда придёт время выбирать свой жизненный путь, но он знал семью Учиха слишком хорошо. Они сосредоточены на создании блестящих чемпионов, а не на простых радостях жизни.

---

Вторую половину месяца Наруто провёл усёрдно тренируясь и, как следствие, еле доползая по вечерам до кровати. Он мог смело сказать, что улучшил свои результаты; он уже мог противостоять большинству детей, а сегодня даже обыграл Кибу и Шино! Ну, ладно, это был всего лишь один гейм, но сам факт выигрыша делал его настолько счастливым, что он не мог перестать улыбаться, чтобы не заработать вывих челюсти. Каждый в этом лагере — особенный, все его сверстники — удивительные. Даже девчонки на уровне, они трудятся ничуть не меньше мальчишек. Как-то раз Наруто пытался их дразнить, но Сакура буквально вытерла им пол, и больше он не смел задираться.
Он в курсе, что все дети были в этом лагере и в прошлом году, и, безусловно, они обходили его по уровню подготовки. Но он не был бы собой, если хотя бы не попробовал обойти их вновь.
Наруто хмурился, готовясь ко сну, — осталось около недели до возвращения домой. После сегодняшней тренировки у него синяки по всему телу, он сбился со счета, сколько раз падал, пытаясь отражать воллеи одного ублюдка (он автоматически вздрогнул, забыв на секунду, что его мамы здесь нет, чтобы дать ему подзатыльник за ругань). А если это не воллей, то обязательно бэкхэнд с нижним вращением с задней линии. Все его выпады были бесполезны против поразительной точности другого мальчика.
— Молодец, Саске!
Наруто насмешливо улыбался на подхалимство Кабуто-сенсея.
— Великолепный удар, Саске! Отличный воллей, Саске!
— Саске, Саске, кругом один чёртов Саске! Ненавижу его!
Его сосед по комнате, лежавший на верхней части кровати, со спины перекатился на грудь, лицом к нему.
— Ты что-то сказал? — пробормотал Шикамару и смачно зевнул.
Шикамару — не самая восприимчивая аудитория, но Наруто нужно было выговориться, что он и сделал.
— Этот тупой ублюдок Саске! Он чертовски идеален! Все валятся ему в ноги! И глупые девчонки, и даже учителя! Я ненавижу его, — повторил он на всякий случай — вдруг Шикамару пропустил его первое заявление мимо ушей.
Нара шумно вздохнул, зная, что должен что-то ответить. Он снова перевернулся и растянулся на кровати.
— Просто это Саске, — сказал он. — Он приезжает в лагерь с пяти лет. Ещё бы ему не превосходить тебя.
Мгновение Наруто смотрел на него, широко раскрыв глаза, а затем театрально всплеснул руками.
— Ох и ах, это просто великолепно. Как же, черт возьми, я нагоню его, когда он настолько обошёл меня? — сказал он с отчаянным вздохом. Потом до него наконец что-то дошло, и он замер.
— Стой. Ты сказал, он в лагере с пяти лет? — Наруто выглядел изумлённым. — Это... Это просто... А что его родители?
— Что-что... Его отец — тренер его брата, и они постоянно пропадают на соревнованиях. Его мать — судья, так что она тоже редко бывает дома. Когда Саске не здесь, он в школе-интернате где-то на севере.
Наруто был поражён. Он и подумать не мог о том, чтобы видеться с родителями лишь временами, быть никому не нужным, подобно обузе. Если его родители долго пребывали в разъездах, то за ним всегда присматривал Джирайя. Он никогда не был в одиночестве, сам по себе.
— Как они могут так поступать с ним?
Шикамару открыл один глаз и пожал плечами.
— Это же Учиха. Его отец был на одном уровне с твоим, пока не получил травму колена. Сейчас он тренирует своего старшего сына, и Фугаку интересует только это. Их семья очень богата, так что они могут позволить себе хоть десять нянек для Саске на время своего отсутствия.
Сердце Наруто сжалось в груди, когда он подумал о том, что всё могло случиться так, что он не видел бы своего отца целыми месяцами. Для него важно даже просто слышать его голос.
— Ничего себе, — сказал он, его тон смягчился. — Бедный парень.
Шикамару громко фыркнул.
— Ты веришь этому, и это — твоя самая большая ошибка. Саске не заботят подобные вещи. Все, что имеет для него значение, — становиться сильнее, и в один прекрасный день обыграть брата. Учиха не так уж и дорожат семьёй; их соперничество друг с другом хорошо известно в мире тенниса. Ты ошибаешься, считая Саске мягким, или что он тяжело воспринимает обстановку в семье. Снизишь бдительность — он обставит тебя, не успеешь и глазом моргнуть. Он совершенно безжалостный. Победа — всё для него.
Когда Шикамару закончил говорить, Наруто задумался. Он по-прежнему недоволен тем, как легко Саске брал над ним верх, но сейчас ему многое стало понятно. Он мрачно улыбнулся. Очевидно, это окончательное решение. Он должен много тренироваться, чтобы выиграть у Саске. Тогда все признают, что он — блестящий игрок.

---

— Я буду скучать по тебе, Киба! И по тебе тоже, Акамару! — чуть ли не кричал Наруто, хотя вышеупомянутая пара находилась рядом с ним; первый — широко улыбался, а второй — пытался повалить Наруто, при этом виляя хвостом и высунув язык, чтобы вылизать его лицо.
— Каждый день будем переписываться по электронной почте! — пообещал Киба так же громко.
Все дети собрались вместе для прощания, окружив Наруто. Шикамару наблюдал за происходившим, развалившись на траве; Чоджи сидел рядом с ним и угрюмо жевал морковь. По приезду в лагерь его тут же посадили на диету, и он был готов душу заложить — лишь получить свои чипсы обратно, — так он говорил Шино, который тоже устроился поблизости, возился с воротником и кивал в ответ, слушая вполуха.
Недалеко сидели девочки, шепчась между собой и стреляя глазками в сторону Саске, который вместе с Неджи стоял рядом с воротами. Наруто бросил сердитый взгляд на Учиху. Его план не торопился исполняться. На последней неделе он занимался усерднее, чем когда-либо раньше, но по-прежнему был далек от уровня Саске. А ублюдок совсем не обращал на него внимания! Когда Наруто попытался заговорить с ним — в ответ получил усмешку!
— Глупый Саске, — пробормотал он себе под нос и съёжился, когда девочки обернулись и угрожающе посмотрели на него.
Вскоре приехали родители, и в образовавшемся хаосе он упустил Саске из виду. Все, что он увидел, когда огляделся, — отъезжающий от лагерных ворот большой черный Роллс Ройс.

---

Следующие двенадцать месяцев прошли в суматохе — поездки, школа, тренировки. Минато наконец смягчился и позволил Наруто приступить к полноценному обучению в ближайшей теннисной академии, правда, при условии, что это никак не отразится на оценках в школе. Преподаватели в академии не особо нравились Наруто, но он всё равно посвящал каждую свободную минуту корту — в любое время, или же когда на дом задавали поменьше. Даже когда на неделю-две он уезжал куда-нибудь с родителями, он продолжал тренировать выносливость и технику ударов.
Минато немного волновался о том, насколько серьезно Наруто внезапно воспринял теннис.
— В лагере что-то случилось? — спросил он однажды, но Наруто лишь улыбнулся и ответил:
— Нет, пап, там было классно. Просто удивительно наконец учиться играть по-настоящему!
Наруто ни с того, ни с сего начал внимательно следить за соревнованиями среди юниоров и смотрел каждый матч, в котором участвовал Учиха Итачи; а Кушина и Минато были просто счастливы, что он наконец нашёл выход для своей неисчерпаемой энергии, и решили оставить всё как есть.

---

До лагеря оставались какие-то две недели, и Наруто был весь в нетерпении. Энергия так и плескалась в нём, и он уже дважды собирал сумку. Кушина была на пределе и еле сдерживалась, чтобы не сорваться; это пугало Минато, поэтому он решил занять чем-нибудь Наруто вне дома, чтобы сохранить брак.
— Идем, малыш, — сказал он и поставил перед сыном пару кроссовок. — Собирайся на пробежку.
Наруто заголосил и стал поспешно завязывать шнурки. Минато оделся, вышел на улицу, чтобы немного размяться, и стал дожидаться неугомонного сына. Наруто выскочил из дома, буквально светясь нетерпением.
— Удачи, мальчики! — Послышался голос Кушины из окна кухни, и Наруто энергично замахал рукой.
— Пока, мама!
— Ладно, ладно, пойдем, — настойчиво позвал Минато, и повёл Наруто в конец сада, где они оба стали разминаться перед бегом на короткие дистанции в парке.
Неторопясь они выполняли растяжки и разогревались. Через десять минут Минато сделал некоторые пояснения касательно спринта, и они помчались по беговой дорожке, обгоняя более медленных бегунов и мам с колясками, наслаждаясь жаром в лёгких и мышцах. Ветер трепал их волосы и охлаждал горячие тела.
Глядя на этих двоих, невозможно было не заметить их сходства, вплоть до решительных выражений лиц у обоих. Наруто, собрав оставшиеся силы, прибавил в скорости и вырвался вперёд в самый последний момент. Потом он упал на траву под деревом, где условно был обозначен финиш. Тяжело дыша, он наблюдал, как отец останавливается рядом с ним и опирается руками на колени.
Они отдыхали в комфортной тишине, нарушаемой лишь обычными звуками, присущими парку, — возгласами играющих детей, щебетанием птиц, лаем собак. Минато лежал на солнце, закрыв глаза и вдыхая умиротворяющий аромат летнего дня.
— Эй, Наруто, — сказал он, стараясь звучать непринуждённо, но получилось только отчасти, — кто сейчас на вершине рейтинга юниоров?
Минато пытался действовать тонко, но его успехи оставляли желать лучшего.
К счастью, его сын унаследовал от него рассеянность — то есть не почувствовал бы подвоха, даже если бы его огрели им по голове.
— Без понятия, — пробормотал Наруто.
Минато нахмурился.
— Но ты же весь год внимательно следил за турниром! Как ты можешь не знать?
Наруто медленно повернулся к нему лицом.
— Ну, я знал, только в прошлом месяце Итачи перешёл в разряд профи, и я не имею понятия, кто занял его место.
— Ясно, — сказал Минато, хотя ничего ему ясно не было. — Ты о сыне Фугаку?
Наруто приподнялся на локтях, сверху вниз смотря на развалившегося на земле отца.
— Ты знаешь Учиха Фугаку? — спросил он в изумлении.
— Ну конечно же знаю, — задиристо ответил Минато. — Мы были партнёрами по парной игре, пока он не получил травму колена и не был вынужден уйти.
— Правда? — Наруто сидел, открыв рот. — Почему я ничего об этом не знал?
— А откуда бы тебе знать? Тебе тогда года два было — ты всё равно ничего не запомнил бы, даже если бы знал. — Минато нахмурился. — На последнем турнире ему конкретно не повезло. Он поскользнулся и неудачно упал, чуть не разорвав бедренную мышцу — и это не говоря о связках. Я слышал, что он стал тренировать Итачи.
— Итачи потрясающе играет, папа! — начал Наруто с энтузиазмом. — Готов поспорить, он способен обставить любого профи! Его нижние бэкхэнды по боковой линии просто невероятны, а скорость его подач — выше двухсот миль в час!
— Правда? — слабо спросил Минато. — Позволь полюбопытствовать, откуда у тебя такой внезапный интерес ко всему, что касается Учиха?
Наруто свёл брови, сымитировав отца.
— Учиха Саске был в прошлом году со мной в лагере, — сказал он тихо. — Он такой ублюдок, но... Ой! Папа!
— Следи за своими словами, — мягко сказал Минато, не имея особых надежд. В конце концов, Наруто — сын Кушины.
Наруто потёр место ушиба.
— В общем, о нём мне рассказал Шикамару. Эм. Папа?
Минато посмотрел на него, насторожившись из-за неуверенного тона Наруто. Тот смотрел на него, чуть прикрыв глаза.
— Я слышал, родители бросают его почти на весь год. Он живёт в каком-то интернате и редко с ними видится.
Наруто никак не мог устроить руки на коленях. Минато сгримасничал.
— Да, я тоже слышал, — сказал он сыну. — Та травма не просто сломала Фугаку карьеру — она сделала его одержимым в вопросе успеха его старшего сына. Он доводил Итачи до изнеможения, пока мальчик полностью не забыл обо всём, кроме тренировок и сна. К сожалению, это означало одиночество для младшего сына, заведомо делало того аутсайдером, так сказать. Микото пыталась что-то сделать, но... Не стану лгать тебе. Саске эта ситуация сделала несколько грубым.
Наруто смотрел на отца своими большими голубыми глазами.
— Не могу даже подумать о том, чтобы целыми днями не видеться с мамой или с тобой. Даже когда вы в отъезде, мы каждый вечер разговариваем, — сказал он поникшим голосом. Он подтянул ноги к груди и обнял колени; сердце Минато сжалось от представленной им удручающей картины.
— Знаю, сын, — беспомощно сказал он. — Может, тебе попробовать подружиться с Саске?
Наруто сузил глаза — ему вспомнился старый вызов.
— Он остаётся сволочью, папа, — проворчал он и нахально захихикал, отпрыгнув от отца.
Минато вздохнул с облегчением. Гораздо проще иметь дело с таким Наруто, чем с малознакомым мальчиком, каким он был несколько секунд назад. Взъерошив волосы в свойственной ему манере, он вскочил на ноги и погнался за сыном через весь парк, ориентируясь на его крики.

---

В лагере с первой же недели всех разбили на пары. Мальчики и девочки построились вдоль линии и нетерпеливо переминались с ноги на ногу — каждый в ожидании момента когда назовут его имя. Наруто стоял в одном из краёв линейки, между Кибой и Шино, и по непонятной причине имел плохое предчувствие. Свободных ребят оставалось всё меньше. Напротив него стоял бесстрастный Саске, смотревший прямо перед собой. Наруто был уверен, что Учиху всё это порядком уже достало, и ему не терпится покончить с этим.
Взгляд Ирука потеплел, когда он увидел Наруто, широко ему улыбавшегося.
- Ну же, Ирука-сенсей, скажите нам, кому посчастливилось стать моим партнёром! - громко сказал тот.
Ирука вернул себе лицо.
- Наруто, ты не посреди поля, так что нет необходимости кричать подобно деревенскому вестнику!
Наруто надулся, но всё же замолчал. Стоящий в другом ряду Саске ухмыльнулся. Наруто нахмурился в ответ.
Ирука незаметно окинул этих двоих взглядом. Его губы дрогнули; он сделал короткую пометку в блокноте, и...
- Наруто, на протяжении следующих двух недель ты будешь тренироваться с Саске.
Глаза Наруто грозились вылезти из орбит.
- Я не буду тренироваться с ним!! Он — занудная сволочь без чувства юмора. У него не получится мной манипулировать!
Теперь была очередь Саске огрызаться.
- Заткнись, отстающий. Тебе не сравниться со мной, не говоря уже о победе в матче!
- Спокойно, мальчики, - увещевал их Ирука, удерживая Наруто, пытавшегося добраться до Саске, за воротник. - Вы должны понять, что обязаны выложиться на полную, и неважно с кем вас поставили в пару. В жизни у вас не всегда будет возможность выбирать партнёров.
- Это что, неделя повредившихся рассудком? - глумился Саске.
- Не говори так с Ирукой-сенсеем, придурок! А то получишь! Отпустите меня, Ирука-сенсей! - крикнул Наруто, яростно вырываясь.
- Тебе придётся хорошенько постараться, чтобы убедить меня сделать это, если всё что ты собираешься делать — валяться с Саске по земле! Тебе нужно остыть, Наруто. Пять кругов вокруг корта! И ты тоже, Саске, - твёрдо сказал он, когда Учиха фыркнул разинувшему рот Узумаки.
Двое хмурых мальчиков встали на изготовку, дерзко вздёрнув подбородки. Их наказание быстро превратилось в соревнование между ними. Мимолётный взгляд Наруто, усмешка Саске — и они понеслись. Они бежали вокруг корта, толкая друг друга, пытаясь выгадать время. Саске высокий и жилистый, а Наруто, может, и худой, но весь год он усердно тренировался и может теперь больше, чем просто идти с ним нога в ногу.
Очередной толчок наверняка оставил на Наруто синяк, и он пытается отдышаться, но всё же распрямляет плечи и совершает последний рывок, чтобы догнать или даже оставить Саске позади. В последний поворот они входят одновременно, им остаётся преодолеть расстояние, равное ширине корта.
Наруто пересёк линию, на секунду опередив Саске. Вымотанный, он опустился на землю.
- Ха, придурок, я выиграл!
- Мечтай, идиот. Я всегда буду на голову выше тебя.
- Ага, она ведь ничуть не меньше корта. Удивляюсь, как твоя шея её выдерживает! - парировал Наруто.
- Мне всё равно. - Саске говорил подчёркнуто медлительно. - Тебе лучше быть на корте ровно в пять, или я притащу тебя за волосы.
- Хорошо! - крикнул Наруто ему вслед. - Я приду! И надеру тебе зад!
Саске не соизволил ответить.

@темы: Фанфики

   

Дорогу яою в Наруто!

главная